Челябинский металлургический комбинат в годы Великой Отечественной войны — Объединение производителей железнодорожной техники
  • 13.07.2020
  • Поделиться ссылкой
В годы войны

Челябинский металлургический комбинат в годы Великой Отечественной войны

Всего за десять дней до начала Великой Отечественной было принято окончательное решение о строительстве Челябинского металлургического комбината (до 1983 года — завод). Большую стройку предприятия и первые производственные участки уже в сороковые годы называли «тыловым фронтом». Пуск и деятельность ЧМК сыграли колоссальную роль в приближении Дня Победы.

Челябинский металлургический называют детищем войны, но проект его был разработан задолго до разрывов первых бомб Второй мировой. В начале 1930-х мы наивно полагали, что электросталеплавильные печи и прокатные станы нам поставит Германия. Пришедший в ней к власти Гитлер сразу дал понять: помогать Советскому Союзу он не будет. Фюрер был изначально настроен на конфронтацию, но советское руководство словно пропустило мимо ушей тревожные симптомы. В том числе и действия-бездействия Германии на международной арене послужили заморозке строительства Челябинского металлургического в 1935-м сроком на пять лет, которая дорого обошлась летом 1941 года.

Большое переселение
Стройку завода качественных сталей расконсервировали, когда стало ясно, что гитлеровцы всё равно нападут. Оказалось — спохватились поздно. Через полторы недели после положительного решения правительства СССР о возобновлении работ под фашистским натиском горели Киев и Кишинёв, Рига и Вильнюс, Минск и Севастополь… Треть металлургического потенциала страны, представленная тогда Донбассом, была выведена из строя. К осени 1941-го прекратили работу 37 предприятий чёрной металлургии, угольные бассейны Донецка и Подмосковья. Часть оборудования успели отправить эшелонами на восток…

Начальный этап ЧМК, трагическая и героическая страница летописи страны — невиданное по масштабам «переселение» промышленности на Урал и в Сибирь, самоотверженные военные стройки. Более 300 предприятий были перебазированы в Челябинскую область в рамках большой эвакуации; только в региональный центр перевезли десятки заводов, и большая часть их возводилась с нуля или размещалась в неприспособленных помещениях. Предприятия по выпуску боеприпасов оказались, например, в агроинженерном институте, на сцене и в зале нового театра оперы и балета, который из-за войны так и не успели открыть.

Для строительства Челябинского металлургического завода (ЧМЗ) со Сталинградских оборонительных рубежей на Урал направили часть 5-й инженерно-сапёрной армии под командованием Александра Комаровского. Завод создавался в условиях нехватки ресурсов, буквально вручную, посреди голой степи. Собирали его из того, что успели демонтировать и вывезти из-под носа у наступающих фашистов. С осени 1941-го прибывали на площадку люди и техника из западных регионов страны. Заводы и города — Алчевск, Запорожье, Черкассы, Электросталь, Липецк, «Красный Октябрь» Сталинграда — дали впоследствии свои «имена» улицам нового района Челябинска — Металлургического, а стройке ЧМЗ-ЧМК — умные головы, рабочие руки и специальное оборудование. В частности, 30-тонные печи первого электросталеплавильного цеха прибыли из подмосковной Электростали, как и первые прокатные станы. Две домны и коксовая батарея, паровоздуходувная и насосная станции, ещё около сотни малых инфраструктурных промышленных объектов приехали из Липецка. Из горевшего Сталинграда успели спасти техническую литературу, под бомбёжками вывезли специалистов и часть техники.

— Ехали целый месяц, пропуская на железнодорожных разъездах военные эшелоны, следовавшие на запад, — вспоминала сталинградка Таисья Игнатенко, дежурная совета ветеранов ЧМК, работавшая на предприятии с 1947 года. — Наша семья была многодетной. Не знаю, как удалось выжить тогда… Стихийную стройку завода и района наблюдала своими глазами, среди жилых домов запомнился самый первый, оштукатуренный, находившийся на перекрёстке улиц Сталеваров и Шоссе Металлургов. Только улиц тогда и в помине не было. Нас поселили в барачный посёлок Коксохим на территории завода, и оттуда пешком я ходила в школу. Радостью было послушать радио: сводки с фронта или концерт, ведь других развлечений не имелось — всё подчинено суровым нормам военного времени.

Глава Челябинской области тех лет Николай Патоличев охарактеризовал стройку ЧМЗ как «штурм», а руководитель стройуправления Комаровский писал позже в мемуарах: «Такие сроки строительства могли быть осуществлены только в результате подлинного трудового героизма всего коллектива, понимающего, как нужна качественная сталь для фронта… Даже сейчас, в дни мирного строительства, при неизмеримо лучшем снабжении, более высокой механизации работ было бы очень трудно в такие сроки создать на голом месте комплекс металлургических цехов, реально выдающих качественную продукцию».

Сложной оказалась логистика большой стройки: оборудование разгружали в железнодорожном тупике, перемещали на грузовики и везли к месту рождения будущих цехов по «магистрали жизни», как называли тогда нынешнюю улицу Шоссе Металлургов. Людей расселяли в бараках и землянках вокруг стройки, «уплотняли» дома местных жителей из окрестных сёл. Работали строители по 16 часов кряду, не покладая рук, хотя ко времени пуска первой печи здесь трудились десятки тысяч человек 55 национальностей. Инструменты — простецкие: лопата, кирка, тачка, нагрузка — нечеловеческая. Отдавая всё здоровье труду, люди верили в металл победы. И он был получен! Весной 1943 года в недостроенном ещё цехе с деревянной крышей, возведённом за девять месяцев вместо отведённых полутора лет. Первая челябинская сталь широкой огненной полосой открыла путь новому военно-стратегическому промпредприятию и победному маршруту Советской Армии. От первого кубометра бетона, залитого в основание цеха 1 мая 1942 года, не прошло и года!

Было здесь строителям не легче,
Чем в бою от вражьей пули пасть…
И об этом знают только плечи,
Как нам плавка первая далась.

Эти строфы написал позже поэт-металлург Вячеслав Богданов, «ребёнок войны». Зимой отказывала техника, землю отогревали кострами, летом рабочих одолевали жара и голод, связанные с этим болезни. Немало тягот было и после пуска агрегатов. Время по-фронтовому боевой стройки осталось незабвенным, но ведь строители и металлурги — победили! Первая сталь для них стала предвестником триумфального завершения Великой Отечественной войны.

(На фото процесс первой выплавки стали на ЧМК, 19.04.1943 г.)

Сердце каждого третьего
День выплавки первой стали вошёл в историю, стал Днём рождения Челябинского металлургического комбината. Бригадой сталевара Семёна Черных, бывшего заслуженного работника подмосковного завода «Электросталь», 19 апреля 1943-го выдан первый металл — 15,6 тонн «рядовой», инструментальной стали марки У9А. Утром в цехе остывали первые слитки. На одном из них кто-то вывел краской «За Сталинград!» Газета «Челябинский рабочий» от 8 декабря 1946 года отмечала: «Эти два слова в те грозные дни имели большой смысл. Город-Герой стал знаменем борьбы на трудовом фронте».

Военный перелом под Сталинградом во многом был символичен. Однако до окончательной победы оставалось два долгих года. Враг ещё находился на территории нашей страны, огрызался, продолжая тешить себя реваншистскими надеждами, убивал и грабил мирное население, губил наших солдат.

Челябинский «тыловой фронт» продолжает работу в режиме «24/7»: на заводе не прекращается строительство, создаются важнейшие инфраструктурные объекты, но в первую очередь — теплоэлектроцентраль для подачи электроэнергии, тепла, дутья для домен. Идёт монтаж агрегатов, освоение новых марок стали. Над первой электропечью алеет транспарант «Ударим челябинской сталью по врагу!» До конца 1943 года пущены все пять сталеплавильных печей и электростанция, через год — две домны, коксохимическое производство и аглофабрика в городе Бакал. Завод стал предприятием полного металлургического цикла — от приёмки сырья и топлива до выдачи готовой продукции — и по праву мог уже 75 лет назад носить статус комбината.

Первые прокатные станы заработали в июне 1943 года. Уже во второй июльский день первые 18 тонн проката отгружены танкостроителям Кировского завода (эвакуированного в Челябинск). С этого времени челябинский металл начал работать на Победу в войне с фашистской Германией — воплощался в машинах Танкограда, как тогда называли весь Челябинск. До конца войны вошли в строй 24 цеха — основных и вспомогательных подразделений, выросли первые жилые кварталы «городка металлургов». Невиданный объём работ, удивительный даже для нынешнего времени высоких технологий!

Если считать по объёмам производства, можно подумать, будто Челябинский металлургический завод внёс незначительный вклад в дело Победы — всего порядка 150 000 тонн готовой продукции. Сегодняшний комбинат перевыполняет весь свой военный объём за каких-то три недели. Однако поверхностное предположение о малом вкладе в Победу ошибочно. Да, здесь не катали броневой лист, не отливали башни танков. Однако металл качественных марок, выплавленный на ЧМЗ, шёл на изготовление важнейших элементов двигателей, коленчатых валов, трансмиссий боевых машин, где требуются особые физические, прочностные свойства, идеальный химсостав. К примеру, марка 18ХВНА, используемая для танковых дизелей и после, в мирном хозяйстве — для тракторных двигателей. Известно: без «пламенного мотора» любая, даже самая крепкая броня, любая снаряжённая машина останется куском стали, не двинется дальше ворот цеха-изготовителя. Во многих боевых машинах работали именно челябинские «сердца»!

В начале ноября 1943 года металлурги получили правительственную телеграмму заместителя председателя Совета народных комиссаров СССР Вячеслава Малышева — о перевыполнении заводом плана Государственного комитета обороны (ГКО) по поставке металла предприятиям танковой промышленности. Самые сложные узлы механизмов — это и есть «малые» тонны той уникальной стали, ценность которой по специфичности и стоимости превышала металл других заводов «массового» выпуска. Ветераны труда до сих пор говорят: «Тонна нашего качественного металла стоит целого железнодорожного состава рядовой стали!» За годы войны сталеплавильщики освоили производство свыше 60 марок качественной стали, а к нынешнему дню эта цифра умножилась втрое.

Ещё в 1945-м году, на митинге в знак Дня Победы первый директор предприятия Яков Сокол, возглавлявший завод девять лет, отмечал:

— Наша сталь летает, наступает, стреляет и взрывается! Наш металл в «Катюшах», в танках Т-34, в танках ИС, в самолётах Яковлева, Илюшина, Лавочкина.

Много после войны, в 1967 году, эксперты подсчитали: челябинская сталь была в каждом третьем танке и боевом самолёте, в каждом пятом боевом снаряде, изготовленных с 1943-го по 1945-й.

Челябинские металлурги понимали, куда и почему отдают свои силы. Уже в военное время они встали на путь… импортозамещения! Чтобы не приобретать у Великобритании дефицитную шарикоподшипниковую сталь, её производство освоили в Челябинске. К марту 1944 года завод выполнил заказ ГКО на металл для изготовления шарикоподшипников, которые нужны во всех вращающихся механизмах — от станков до пулемётов.

Председатель Госкомитета обороны, верховный главнокомандующий Иосиф Сталин отправил металлургам и строителям поздравительную телеграмму. Большой группе работников ЧМЗ и «Челябметаллургстроя» в 1943 и 1945 годах были вручены государственные награды, а завод за свои уникальные разработки… надолго оказался засекреченным.

Отчасти традиция внедрения всего передового сохраняется и сегодня: стометровые рельсы, выпущенные впервые в России в 2013 году, изготавливаемые с применением уникальных для нашей страны технологий, позволили отказаться от приобретения зарубежной продукции, по некоторым качественным характеристикам оказались качественнее иностранных аналогов.

«Двухсотники» и девушка-сталевар
В год 30-летия Победы на предприятии подсчитали количество работающих и вышедших на пенсию фронтовиков. Оказалось — более 2500 человек, в том числе руководители высшего звена Николай Тулин и Олег Тищенко. Артиллеристы и танкисты, пехота и лётчики… Даже два Героя Советского Союза — боевой пилот Александр Южилин, работавший контролёром ОТК, и сапёр Кузьма Чекиров, трудившийся подручным сталевара.

В военное время строители завода сформировали лыжный батальон численностью 1750 человек, вместе с металлургами перечисляли денежные средства в Фонд обороны. Однако не все могли уйти на войну, «легко и просто» покинув действующий завод. На военном производстве очень дорожили рабочими руками: с предприятия на фронт отпустили лишь 19 работников. Девять из них назад не вернулись, в том числе молодая девушка — машинист крана первого прокатного цеха Валентина Кирсанова. Она ушла воевать 21 августа 1943 года, отработав 10 месяцев. Зимой 1945-го комитет комсомола завода получил известие: Валя погибла под Будапештом… Среди навсегда оставшихся в памяти и специалист по снабжению Максим Сенюков. Отец двух дочерей ушёл добровольцем со строящегося завода, попал в стрелковую роту, геройски погиб в Воронежской области. Его фамилия — на Стенде памяти в музее комбината.

Коллеги мстили за своих погибших товарищей — ударным трудом на тыловом фронте. О важности их достижений говорит тот факт, что рабочим, находящимся далеко от реальной линии фронта, вручали настоящие боевые награды — например, ордена Красной Звезды. Среди награждённых — мастер прокатного стана Иван Буров, сталевар Павел Чернов, рабочий-канавщик Иван Азопкин — с формулировкой «за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского или служебного долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни». Медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» были награждены 3693 работника ЧМК.

В боевые годы на предприятии зародилось движение «двухсотников» — молодые парни и девчата перевыполняли трудовые нормы как минимум в два раза. Среди бригадиров ударных коллективов был Иван Лихорадкин, формовщик фасонно-литейного цеха. До сих пор в музее предприятия хранится министерская Почётная грамота, выданная в 1944 году «организатору комсомольско-молодёжной фронтовой бригады» Лихорадкину. «Среди первых, кому присвоено звание «Фронтовая бригада», были коллективы сталеваров Михаила Зимина, Фёдора Бухарева; прокатчиков Петра Орлова, Семёна Леонтьева; формовщиков Ивана Лихорадкина, котельщиков Александра Плечистова», — свидетельствовала заводская пресса газета в сороковые годы. Движение поддержали металлурги Аши, Златоуста, Магнитогорска… Ночевали ребята прямо у печей и станков; обеды им, по особому распоряжению, приносили на рабочие места. За неимением стабильного снабжения инструментом и деталями, ремонтные подразделения завода освоили широкую номенклатуру изделий. На сегодняшний день в «копилке» продукции предприятия более 4200 видов основного сортамента, а вспомогательного, «неметаллургического» — ещё больше! В том числе благодаря труду военных поколений.

Есть в истории комбината и единственная девушка-сталевар, работавшая во время войны. Её звали Нина Мошарова, родом она из Сталинграда. Когда город был разрушен, и 19-летнюю Нину эвакуировали в Челябинск, она решила стать сталеваром. Поначалу над отчаянной девчонкой посмеивались, не принимали всерьёз и не хотели устраивать на столь тяжёлую работу. Ей дали испытательный срок — и уже в первые дни она показала высокую результативность, заменив ушедшего на фронт сталевара (потом он вернулся и тоже трудился на ЧМЗ). В заметке газеты «Челябинский металлург» от 5 ноября 1944 года «Мщу за Сталинград» Нина объясняла свой поступок: «Подлые гитлеровские звери разрушили мой родной город. Я решила мстить им за это. Мстить стахановским трудом. 27-ю годовщину Октября встречаю как первый подручный сталевара». До окончания войны и дальше работала Мошарова на электропечи, затем вернулась в родной Сталинград, нынешний Волгоград, и уже там помогала восстанавливать город. Работа сталевара в военное время кажется непосильной для женщины, но Нина не сдавалась — за смену она могла вручную, лопатой перекидать несколько тонн шихты! Так сильная духом девушка отомстила гитлеровцам.

Машинистом паровоза на металлургическом заводе трудилась Людмила Подсевалова (Сергеева). Нас не удивляют женщины — водители трамваев и троллейбусов. Но паровоз совсем другая машина, требующая огромных физических и моральных усилий, терпения, профессиональных знаний, оперативности мышления. Людмила была первой из женщин, освоившая эту профессию на внутризаводских перевозках в СССР. Немало учеников воспитала она в Магнитогорске и Челябинске. О ней написаны книги, статьи, сняты киноочерки. Но особенно чтят и помнят Людмилу железнодорожники ЧМК. Почти 30 лет она работала здесь машинистом паровоза, а затем — тепловоза. Трудиться начала в 1943 году, когда ей было 22 года.

Что говорить о мужиках, когда примеры героизма показывали хрупкие девчонки и подростки, которым с 1943 года разрешили заступать на рядовые заводские должности с 14 лет! Недаром на промышленной площадке ЧМК ещё к пятилетию Победы установлен ростовой памятник воину-освободителю, а в Металлургическом районе Челябинска, где ЧМК — главное предприятие, в 1975 году открыт Сквер Победы и зажжён Вечный огонь.

© Материал подготовил Сергей ЛЕБЕДЕВ,
заведующий музеем ПАО «ЧМК»

Дата публикации: 13.07.2020